Храм Живоночальной Троицы в Троицком-Голенищеве

Годы гонений

фото храма 1920-е гг.
фото храма 1920-е гг.
В 20-х годах XX века еще сохранялась живая память о Голенищеве как уделе московских святителей. В день Святой Троицы незадолго до кончины здесь служил Литургию и ходил с крестным ходом к Ионинскому источнику Святитель и Патриарх Московский Тихон, Исповедник. Сохранилась фотография этого крестного хода, а также фотография святителя Тихона с духовенством и прихожанами храма в престольный праздник святителя Ионы.

Настоятелем храма во время Первой мировой войны и обеих революций был протоиерей Петр Копьев. По рассказам родственников, отец Петр происходил из священнической семьи и был человек очень добрый, но в то же время очень волевой. Неизвестно, где отец Петр получил образование, но потомки его отмечают большую эрудированность о. Петра. Он хорошо ладил с молодежью, которая нередко собиралась у него в доме, неплохо музицировал. Приходилось отцу настоятелю и увещевать молодых людей, собиравшихся у него, увлеченных революционными идеями. Это был своего рода духовный кружек, принимающий всех, кто искал и жаждал истины; двери дома о. Петра были открыты каждому. Как и во многих домах священнослужителей в то время, в числе любимых занятий семьи его были музыкальные вечера, а также чтения и беседы. У отца Петра было три дочери и сын. До конца своих дней они остались верны Христу.

Во времена, когда переход на сторону обновленцев означал более или менее спокойное сосуществование с властями, а отказ вступать в союз с раскольниками обрекал почти на неминуемые репрессии и ссылку, отец Петр сохранил приверженность канонам Русской Православной Церкви и Святейшему Патриарху Тихону. Родственники о. Петра помнили, что в дом к ним очень часто приходили сотрудники ОГПУ и другие уполномоченные. Постоянно проводились обыски, переписи жильцов, угрозы. Тем не менее никого из членов семьи не арестовали.

Умер протоиерей Петр Копьев в 1925 году и похоронен около алтаря Троицкого храма. Его внучка, Анна Сергеевна Копьева, была в числе первых прихожан и активистов возрожденного храма с 1991 года.

После смерти отца Петра настоятелем Троицкого храма стал будущий священномученик протоиерей Александр Васильевич Орлов (1885–1937). С 1924 года он был истопником и сторожем при храме, жил в церковной сторожке и тайно совершал богослужения. Одновременно он служил в молитвенном доме, издавна существовавшем в соседней деревне Матвеевская, который был закрыт под давлением властей в 1929 году

К началу 1932 года в ОГПУ стали поступать доносы, из которых сотрудники ОГПУ сделали заключение, что в «селе Троице-Голенищево… существует антисоветская группировка церковников, возглавляемая священником Орловым… и связанная с антисоветским элементом окрестных деревень – Матвеевская, Гладышево и др. Названная группировка ведет антисоветскую агитацию… Орлов… систематически обрабатывал в антисоветском духе часть местных крестьян, регулярно посещая их под видом богослужения». Все обвинения были весьма неконкретны, но усиливалось гонение на Русскую Православную Церковь, и в феврале священник Александр Орлов был арестован. Приговоренный к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере, он был отправлен на Беломоро-Балтийский канал. Из заключения вернулся в 1934 году, в Голенищево более не служил. Арестован в сентябре 1937 года, 9 октября приговорен к расстрелу Тройкой НКВД и расстрелян на Бутовском полигоне 13 октября 1937 года.

Житие священномученика Александра Троице-Голенищевского. [ссылка]

К сожалению, до сих пор ничего не известно о духовенстве, окормлявшем приход с момента ареста о. Александра в 1932 году до закрытия храма в 1935 году.

Почти ничего не известно о диаконах Иоанне Знаменском и Иоанне Разумовском, служившим в храме Живоначальной Троицы в Голенищево в 20-е — 30-е годы. Диакон Иоанн Знаменский был председателем обществ Хоругвеносцев и Ревнителей Православной Веры. Умер в 1932 году.

Храм был закрыт постановлением Мособлисполкома от 21.06.1935 г. «под школу по ходатайству большинства населения» (из 219 человек голосовало против 11 человек). В постановлении отмечалось, что «жалуется на закрытие от имени верующих один член церковного совета. Указывает, что верующих в селе больше чем не верующих, что под школу церковь не подходит и что при церкви имеется кладбище». Естественно, этот протест не повлиял на исход дела. Хотя верующих, скорее всего, было действительно много, но, напуганные арестами и ссылками, они не решались открыто выступать на стороне защитников храма. Естественно и то, что в результате закрытия храма школа в нем устроена не была.

Антиминсы приделов мученика Агапия и святителя Ионы были перенесены в ближайшую действующую церковь Святой Троицы на Воробьевых горах. Впоследствии был освящен приставной престол Муч. Агапия и свт. Ионы, к главному престолу в Воробьеве

В 1936 году на Мосфильме и в Троицком-Голенищеве Сергей Эйзенштейн начинает съемки фильма «Бежин луг», сюжет которого ничего общего не имеет с рассказом Тургенева, а повествует о «борьбе старого и нового» в деревне и воспроизводит схему мифа о Павлике Морозове: фанатичный отец убивает пионера-богоборца сына. В первой версии фильма ключевым для самого режиссера был эпизод переоборудования храма в сельский клуб (так как фильм запретили, сценарий был переписан с участием Бабеля, и во второй версии классовая борьба выражалась в других формах). Этот храм — наш, Троицкий; однако в сценах внутри храма иконостас и все иконы не наши (хотя известно, что голенищевские иконы тогда же были забраны на Мосфильм). От фильма, который был окончательно запрещен, сохранились лишь немногие кадры (да и те были найдены только в конце XX века), но сцены радостного энтузиазма при разорении храма производят жуткое впечатление. Храм был действительно разорен, почти уничтожен. По рассказам местных жителей, в лужах и ручейках плавали иконы, а люди не могли смотреть друг другу в глаза.

Итак, после этих съемок храм остается мертвым и разоренным.

Вот что вспоминал о Троицком-Голенищеве 30-х годов Митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим (Нечаев)[1]: «В 1935 году отец должен был уже вернуться, и мы искали возможность поселиться рядом с Москвой – в самом городе ему жить было нельзя. После его возвращения мы переехали в село Троицкое-Голенищево. Там мы снимали полдома у самой церкви за алтарем. Сама церковь к тому времени была уже закрыта; рядом с нею было четыре дома (место называлось Попов переулок), в одном из них жила семья к тому времени уже покойного настоятеля: жена, сын, дочь, и с ними бывшая няня дочери…Местность выглядела совсем не так как сейчас: университета и парковой зоны не было, стояли деревеньки, окруженные фруктовыми садами…. Троице-Голенищево считалось территорией сельсовета, а школа, там же, на Потылихе, была московская — это было важно, потому что из сельской школы в московскую принимали тогда с потерей года… В Троице-Голенищеве мы пробыли три зимы и два лета. Жили хорошо, дружно, вся семья вместе. Зимой только было очень холодно, по дому все ходили в валенках ».[2]

Позже в храме размещались сельский клуб (как пророчил несостоявшийся фильм Эйзенштейна), радиостанция Коминтерна, затем — картонажная фабрика, заводик декоративных светских свечей, и, наконец, склад и нотная библиотека Гостелерадио СССР...



[1] 1926–2003 гг.

[2] Александрова Т.Л., Суздальцева Т.В. Русь уходящая. Рассказы митрополита. М., 2004. с. 23, 26–27

Крестный ход с Патриархом
Крестный ход с Патриархом
Патриарх Тихон в Троице-Голенищеве в 1919 г
Патриарх Тихон в Троице-Голенищеве в 1919 г
Патриарх Тихон фрагм
Патриарх Тихон фрагм
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Бежин луг» (оператор Эдуард Тисе)