Храм Живоночальной Троицы в Троицком-Голенищеве

Из наставлений отцов

Христос раждается. Проповедь 4-я


Эта проповедь о. Анатолия Правдолюбова посвящена объяснению ирмоса 6-й песни Рождественского канона — «Из утробы Иону младенца изблева морский зверь, якова прият…» Почему пророк Иона во чреве китовом был прообразом не только Воскресения Христова, но и Его Рождества?

В Субботу, на Всенощной, 15 декабря 1973 года.

Из утробы Иону младенца изблева морский зверь, якова прият….

Это – шестой ирмос Рождественского канона, который мы вместе с другими ирмосами канона, «Христос раждается…» часто в эти предпраздственные дни поём в церкви все вместе. Надо знать, что означают эти слова, без объяснения непонятные.

Из утробы Иону младенца изблева морский зверь, якова прият:

Вот объяснение этих слов на русском языке: пророка Иону  проглотивший его морской зверь – из утробы своей, где Иона был заключён до времени, как младенец во утробе матери, – наконец, изверг на берег морской, причём таким же изверг, каким и проглотил, живым и здравым. В своё время Иисус Христос говорил об этом древнем библейском чуде так:

Род сей лукавый и прелюбодейный знамения ищет, но знамения не дастся ему, кроме знамения пророка Ионы. Как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сыну Человеческому подобает быть в сердце земли три дня и три ночи(Мф 12, 39–40).

Но в данном случае говорится о другом. О том, что Иона был прообразом не только Христа, телом умершего и на три дня заключённого в каменном гробе Иосифовом, но и Того же Христа в самую раннюю пору Его воплощения, когда Он, сошед во утробу Пречистыя Девы Марии, так же, как некогда Иона во чреве кита, не сожег сию утробу огнём Божества, но чудесно сохранил её нетленной и неврежденной. Но об этом подробнее мы в конце проповеди ещё повторим, а пока надо вам ещё рассказать о прообразе Христа – пророке Ионе, ибо  многим из вас его история, помещённая в Библии – неизвестна (см. Ион, главы 1–4).

Пророку Ионе был глас от Бога идти в великий и славный город Ниневию и объявить ей, что за нечестие её жителей Ниневия осуждена Богом на уничтожение. Иона убоялся выполнить это поручение и от Лица Божия – побежал в Фарсис. Сделал это он так: пришёл в ближайший морской порт Иоппию (который ныне зовется Яффа), отдал  плату за провоз на корабль, отправлявшийся оттуда в Фарсис, сел и отправился.

Поднялась страшная морская буря, и корабль готов был разбиться. И устрашились корабельщики, и стали взывать каждый к своему богу, и стали бросать в море кладь с корабля, чтобы облегчить его от неё. Иона же крепко спал и храпел внутри корабля. Капитан пришёл к нему и сказал ему, – «что ты тут храпишь? Встань, воззови к Богу своему, может быть Бог вспомнит о нас, и мы не погибнем». И сказали друг другу: «Пойдём, бросим жребий, чтобы узнать, за кого постигает нас эта беда? И бросили жребий, и жребий пал на Иону. Тогда сказали ему: «Скажи, нам, за кого постигла нас эта беда? Какое твоё занятие, и куда идёшь ты? Где твоя страна и из какого ты народа?» Тогда Иона сказал им, что он принадлежит к избранному Божию народу, чтущему Бога небес, сотворившего море и сушу. И устрашились люди страхом великим и сказали ему: «Для чего ты это сделал?» Ибо узнали эти люди, что он бежит от Лица Господня, как Он сам объявил им. И сказали Ему: «Что сделать нам с тобою, чтобы море утихло для нас? Ибо море  не переставало волноваться». Тогда он сказал им: «Возьмите меня и бросьте меня в море, и море утихнет для вас; ибо я знаю, что ради меня постигла вас эта великая буря». Тогда корабельщики попытались ещё подвинуться к земле, но безуспешно, так как море продолжало бушевать против них. Тогда воззвали они к Господу и сказали: «Господи, да не погибнем за душу человека сего, и да не вменишь нам кровь невинную, ибо Ты, Господи, соделал, что угодно Тебе! «И взяли Иону и бросили его в море, и море утихло от ярости своей. И устрашились люди эти Господа великим страхом, и принесли Господу жертву и дали обеты.

И повелел Господь большому киту поглотить Иону; и был во чреве этого кита три дня и три ночи. И помолился Иона Господу Богу своему из чрева кита, и сказал: «Ко Господу воззвал я в скорби моей, и Он услышал меня. Из чрева преисподней я возопил, и Ты услышал голос мой. Ты вверг меня во глубину, в сердце моря, и потоки окружили меня, все воды твои и волны твои проходили надо мною. И я сказал: «Отринут я от очей твоих; однако я опять увижу святый храм Твой. Объяли меня воды до души моей, бездна заключила меня, морскою травою, обвита голова моя. До основания гор я нисшел, земля своими запорами навек заградила меня, но Ты, Господи, Боже мой, изведёшь душу мою из ада. Когда изнемогла во мне душа моя, я вспомнил о Господе, и молитва моя дошла до Тебя, до храма святаго Твоего. Чтущие суетных и ложных богов оставили милосердного Своего. А я гласом хвалы принесу Тебе жертву, что обещал – исполню: «У Господа спасение!»

И сказал Господь киту, и он изверг Иону на сушу!

Остановимся здесь немного. Люди неверующие смеются над нами и говорят: «Как можно верить таким небылицам?» Если по-мирски, по-человечески судить, не признавая чудес, то история Ионы совершенно неправдоподобна, невероятна! Во-первых, говорят, что у кита очень узенькое горлышко, и это правда. Во-вторых, говорят, человек, проглоченный морским зверем, должен бы сразу задохнуться, а он не только не задохнулся, но еще и стал во утробе кита на молитву, и молился, и говорил Богу вышеприведенные слова, и воспевал Господа. И еще говорят: проглоченный морским животным, человек немедленно должен был начать перевариваться в его желудке, как всё переваривается, попавшее туда. И, представьте, всё это верно, неоспоримо. Так как же тогда верить чудесам? А вот так: хочешь верь, хочешь не верь. Кто будет иметь веру – спасен будет, а кто не будет иметь веру – осужден будет (Мр 16, 16). Священные истории изобилуют чудесами самыми страшными, удивительными и невероятными. Но мы твёрдо верим, что Невозможная у человек возможна суть у Бога (Лк 18, 27). Мы твёрдо верим, что где только захочет Бог, там побеждается естества чин(см. Великий канон, Песнь 4, Богородичен), и происходит чудо. Ведь Бог всё может, всё сотворил и всем управляет. Он мог сотворить, и, может быть, даже и сотворил, нарочито для этого случая, как бы уютную прохладную, сообщающуюся с воздухом каюту – в этом самом чреве нарочно для этого выращенного кита.

Потом мы увидим, как чудесно спас Господь трёх отроков в пещи, седмерицею разжженной. Там совершенно невозможно было спастись, все бросавшие юношей в пещь сами сразу же сгорели. А юношей Бог спас в назидание нам – сверхъестественным способом, даже одежды их не были опалены.

Иона потом всё-таки послушался Господа, и пошёл в Ниневию, и ходил по всему городу, и говорил по Божию повелению, что через сорок дней Ниневия будет разрушена (см. Ин 3, 4). Но весь народ во главе с своим правителем стали каяться Богу, оделись во вретище, и сели на пепле. И объявили всем жителям, чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы – ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили. И чтобы покрыты были вретищем и люди и скот, и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих. «Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев свой, и мы не погибнем».

И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведёт на них – и не навёл! (см. Книга пророка Ионы, главы 1–4).

Обратимся теперь ко второй половине ирмоса, где говорится, что Ионина древняя история есть прообраз Христова Рождества.

В Деву же всельшееся Слово
и плоть приемшее пройде сохраншее нетленну,
Егоже бо не пострада истления,
Рождшую сохрани неврежденну.

Когда Иона вошёл по повелению Божию в кита, проглотившего его, то ни Иона не умер, ни кит не пострадал от снеди, совершенно для него неподходящей, какою он сроду не питался. Бог Слово, сошедшее на землю и приявшее Духом Святым плоть во утробе Пречистой Девы Марии, и Сам не отступил от Своего Божества, ставши Богочеловеком, и Деву нисколько не повредил, не опалил огнём Своего Божества, хотя Он воистину как Бог есть Огнь Поядающий (Евр 12, 29).

О, велие чудо: «Дева раждает, и утроба не истлевает». По-человечески, по узкому понятию людей, кои принимают только то, что сообразно и ограничено известными нам законами природы – воплощение Бога Слова и сохранение при этом утробы Богоматери нетленной и неврежденной гораздо большее и невероятнейшее чудо, чем история Ионы, но и то, и другое было нужно. История Ионы нужна была, чтобы укрепить его в вере и послушании, а потом дать великий прообраз рождения и смерти Владыки нашего Христа всем последующим поколениям. А для нашего спасения было нужно неисповедимое воплощение Бога Слова и неизреченно-чудесное невреждающее рождение от Пречистой Девы Марии, Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа,

Ему же слава и держава во веки веков.

Аминь.