О новомучениках

И вновь нас позвали новомученики Бутовские (2015 год)

  • Печать


16 мая 2015 года, в субботу 5-й седмицы по Пасхе, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в храме Новомучеников и исповедников Российских на Бутовском полигоне.

Это удивительное богослужение, собирающие в Пасхальные дни духовенство и прихожан Москвы и Московской области – уже 15 лет совершалось под открытым небом. На полигоне возводились (специально для этого дня) временные сооружения: Алтарное возвышение под тентом, огромный деревянный настил-помост для духовенства, крытая тентом ступенчатая конструкция для хора; вместительные яркие палатки-шатры (видимо, военные), где духовенство облачалось.

Те, кому хоть раз довелось побывать на такой Патриаршей службе под открытым небом, стремились вновь и вновь оказаться на Бутовском полигоне в этот ежегодный день соборной молитвы. И даже не рассуждали, подходящая ли нынче погода для такого выезда. А погода на памяти мучениколюбцев Бутовских бывала разная. Что ж, и в те страшные 1937–38 годы на полигон привозили в любую погоду… А мы приезжаем в летнее время и вольны одеться соответствующе.

Помнится немилосердно палящее солнце на самой первой такой службе – батюшки, почти всю службу стоявшие боком к алтарю (и к солнцу) (по одну сторону – подмосковные, по другую – московские), и не имевшие возможности отойти в тень деревьев, незаметно загорели, и даже сгорели – с одной стороны, как солнце светило. Потом шутили, что глядя на священника, по его лицу можно было безошибочно определить, был ли он на богослужении в Бутово.

На следующий год был страшный ливень, и кто-то было дрогнул: «Ехать ли?», но большинство не сомневались, что Святейший Патриарх Алексий приедет в любую погоду, и что архиереи и духовенство не будут рассуждать: «Не намокнут ли облачения?» И действительно Патриаршая служба состоялась: священники молились, стоя под зонтами на помосте, а съехавшиеся богомольцы – на мокрых кочках, среди луж (тогда еще не было благоустроенных аккуратных тропинок и газонной травы).

Так постепенно, на наших глазах, на нашей памяти, это ежегодное Патриаршее богослужение стало традиционным. Бывали службы, которые вспоминаются «благорастворением воздухов»: весеннее-летним теплом, цветением вишен, груш, яблонь, черемухи… В какие-то годы бывало прохладно, особенно от земли, еще не прогретой солнцем как следует… Бывало: вереница людей, кто в плащах, кто под зонтами, в очереди на исповедь, а у аналоя склонился священник, под зонт которого, раскрытый над крестом и Евангелием, ты ныряешь…; архиереи выходили причащать, а кто-то держал над каждым владыкой и чашей со Святыми Дарами зонт, с которого льют потоки дождевой воды…

Погода никогда не могла и не может помешать проявлению любви к новомученикам и той Пасхальной радости, которая ощущается на этом святом месте в любое время года, и особенно в этот день, когда мы вспоминаем и чтим всех новомучеников, в Бутове пострадавших.

Незабываемо участие природы в богослужении!..  Бывало, стихал ветер именно во время «Херувимской», и смолкали шумевшие птицы. А порой замысловатые трели соловья и щебетание скворцов вплетались в звучавшие распевы. И победное «Христос Воскресе!» И непередаваемое чувство единения – «едиными усты и единым сердцем» – всех молящихся, и всего живого, всей природы, что нас окружает, и душ всех тех, кто здесь пострадал, чьи тела совсем рядом…

Как часто говорит наш Настоятель прот. Сергий, годовой богослужебный круг помогает нам за нашу жизнь прожить и прочувствовать каждый праздник, каждую память того или иного святого, во всей полноте, с учетом того как мы меняемся; главное, участвовать всей душой в праздновании и в смирении и терпении принимать происходящее, не пытаясь искусственно повторить прежний опыт. За прошедние 16 лет День памяти новомучеников Бутовских вошел в нашу жизнь, в богослужебный круг, и конечно, многие, вспоминая богослужения в прежние годы, предвкушали: как там всё будет в цвету, и будут петь соловьи… (Ведь еще в понедельник было трудно себе представить, что в субботу прогноз погоды будет: «+5, по ощущению 0»).

И вот долгожданная суббота! Начавшийся в пятницу дождь не думал прекращаться. (Это в воскресенье мы узнаем, что за пятницу и субботу выпала месячная норма осадков!) А пока – собираемся в Бутово. А как же иначе? Конечно, с учетом погоды. Заметно, что в привычное время, в которое обычно едем, в автобусах, которые подвозят до Бутовского полигона, народу меньше, можно сесть. Но уже в автобусе встречаем наших, Троице-Голенищевских!

И по приезде – удивление и даже разочарование – все направляются из автобусов не на полигон, а к новому храму… Что это? Народ под зонтами стоит на улице около храма. Может, духовенство будет молиться в храме, а все – на улице?.. Слышна трансляция: уже читают Часы. Сразу же при входе на территорию нового храма – палатки-навесы – очереди к священникам на исповедь. Значит, служба будет здесь. Жаль, что не на полигоне, не под открытым небом!.. Что ж, значит, так надо. В этом году так.

Выбираем место в стороне, чтоб видеть храм, а не только зонты впереди стоящих. В храм всё-таки пускают, по несколько человек. Возможно, по пропускам или билетам. Но толпа у ступеней к храму пугает скоплением зонтов, и подойти что-то узнать не представляется возможным.

Настоятель отец Кирилл Каледа дежурит у входа в храм – вот-вот подъедет Святейший. Как это будет? Куда? Дождь не прекращается, а только усиливается. Самые предусмотрительные паломники достают плащи как у рыболовов и охотников, кто-то завернулся в кусок полиэтилена… Мечтаем о костюме химзащиты, но радуемся резиновым сапогам и утепленным курткам. Удивительно, что есть люди, приехавшие с раскладными стульчиками и готовые сидеть под дождем, раз уж ноги не позволяют им простоять всю службу. Помоги, Господи! Всем нам.

Машина со Святейшим подъезжает к самому входу в храм. Со стороны это даже странно, мы видим храм на возвышении, к нему ведут ступени, но оказывается, возможен и подъезд. Машина еще не успевает отъехать, когда Святейший Патриарх Кирилл всех благословляет и заходит в храм. Двери за ним закрываются… Пожалуй, это было самое тяжелое мгновение!.. За прежние годы мы так привыкли видеть то, что должно быть скрыто от нас алтарной преградой, так привыкли молиться, наблюдая молитву Святейшего, архиереев и клириков!.. Прекрасно слышна трансляция, но как же не видеть службы!.. Что ж, значит в этом году так, значит так надо, надо поберечь здоровье Святейшего и всего духовенства. Странно, что нет огромных телевизионных экранов с трансляцией богослужения, как это бывает часто на Патриарших богослужениях в храмах, куда пускают по приглашениям. Странно… Недоумение не оставляет.

Тем временем началась Литургия. И народ стали запускать в храм небольшими группами, человек по 10 – видимо, чтобы не создавать толкучку внутри. Решительно двинулись к толпе желающих войти и на удивление быстро, сразу после чтения Евангелия, оказались в храме. Здесь постигло новое удивление – народ стоял так плотно, что продвинуться вперед не представлялось возможным. Вновь входящие вплотную становились за нашими спинами, так что появилось сомнение: «Правильно ли мы сделали, что вошли, может, лучше было остаться снаружи?», даже вспомнились новомученики, которых перевозили в переполненных трюмах и вагонах… Но служба шла своим чередом, и когда запели «Херувимскую», я закрыла глаза и поняла, что всё равно, где я нахожусь, что я вижу – на полигоне ли я, под открытым ли небом, в просторном ли храме, или стесняемая со всех сторон мокрыми плащами и куртками – «…ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим 8, 38–39)… Главное, что мы здесь, на этой Литургии в Бутово, а всё остальное, все детали – это неважно.

Во время Причастия вынесли много чаш, и даже на улицу. Как свидетельствовала позже наша прихожанка Анна (которая опоздала на службу, не смогла войти в храм и не заметила, где исповедь на улице), она сподобилась причаститься, попросив проходящего рядом священника ее поисповедовать. Вот так Господь являл Свои милости, на каждом шагу.

Удается пройти немного вперед и встать у прохода, и что-то видеть, сожалея, что редакционный фотоаппарат без вспышки не справится с увиденным во время краткого молебна и литии.

Вот и Святейший идет по проходу с возгласом «Христос Воскресе!», покидая храм. Когда, наконец, встречаемся с моей спутницей Ольгой, она торжествующе сообщает: «А я взяла благословение у Святейшего Патриарха!» – «Как это?» – «Он меня благословил!» – «Именно тебя?» –«Да!» – «Что, руку положил на голову?» –«Нет. Рукой дотронулся до руки». Оказалось, ее где-то зажали у самого входа, как раз где проходил Святейший…

Долго ходим по новому храму, уже расписанному. (К своему стыду, не была в нем несколько лет, за которые он преобразился и благоукрасился). Прислушиваемся к обрывкам экскурсии по храму, которую водит какой-то священник.

И вновь встречи с Троице-Голенищевскими прихожанами!

В нижнем храме – ведутся работы по росписи. Разглядываем иконы новомучеников – по двое, по трое, по несколько человек… Или это пострадавшие в один день… Много знакомых имен (по публикациям житий в «Киприановском источнике»). Рядом витрины с личными вещами – священные сосуды, Евангелия… и тут же собраны вещи из расстрельных рвов – в основном обувь.

У Соловецкого Креста – новая встреча. И рассказы – кто кого где видел. Жаль, что не пришлось собраться всем вместе, как обычно бывало на полигоне. И радостно, что наши прихожане не убоялись дождя!

И наконец, долгожданное – сам полигон! Мы пришли на него, когда основная масса паломников, даже не зайдя на привычное место молитвы, уже уехала. И что же? Здесь нас ждал ответ на все вопросы и недоумения. Мы увидели всё, приготовленное к богослужению. Всё, как всегда: Алтарь, помост, место для хора, палатки, даже металлические заграждения!.. Значит, решение о том, что богослужение пройдет в новом храме, а не под открытым небом, было принято буквально в последний момент, и возможно, именно из-за этих выпавших рекордных миллиметров осадков!..

Даже на дорожке – лужи, и ноги вязнут.

Вот и Крест, около которого ставим свечи. Они горят, только если стоят в толстом пучке других свечей, и пока над ними держат зонт. Несколько человек стоят и держат зонт, чтобы свечи горели…

Плодовые деревья – в цвету, черемуха… Свежая трава, аккуратные возвышения над расстрельными рвами. Местами лежат цветы. Цветы, которые бережно довезли под дождем и с трудом сохранили в толчее, бывшей в храме (со мной рядом стояла женщина, сжимавшая цветы и старавшаяся их всячески уберечь). Всегда удивляюсь, почему они положены в каком-то определенном, порой отдаленном месте, там, а не здесь… И поздно спохватываюсь, что я сама приехала с пустыми руками…

И словно еще один укор всем нам, тем кто стоит на ногах, и ходит, пусть даже с палочкой, – это инвалидная самоуправляемая коляска, в которой кто-то, закутанный в плащ, разъезжает по полигону, невзирая на дождь и слякоть. Эта девушка в коляске была в храме на службе, причащалась, а теперь со своей спутницей посещает тех, кто покоится на полигоне…

А около храма – те же паломники во главе с батюшкой. И стоит детская коляска, зачехленная полиэтиленом, родители где-то рядом бродят.

Заходим в храм. Узнаваемые лица на привычных иконах в иконостасе и на стенах. Справа огромная икона прп. Серафима Саровского, подаренная нашим храмом. Приветствуем печку, знакомую по зимним богослужениям второй половины 90-х годов. (Тогда о. Сергий и многие наши прихожане регулярно приезжали в Бутовский полигон 11 декабря, в день памяти сщмч. Серафима (Чичагова), и 29 декабря, в день памяти сщмч. Аркадия (Остальского)).

Неспешно проходим по дорожкам. Редкие фигуры видны. Как всегда, задерживаемся у щитов с именами. Почему-то не увидели сщмч. Александра Орлова и сщмч. Якова Бриллиантова… Поражает щит – ктиторы!.. Некоторые паломники, проходя вдоль щитов, прочитывают все имена…

Последний штрих – уже на выходе с полигона. Ворота закрыты. Бросается в глаза – три ряда колючей проволоки над забором… Особо охраняемая территория. Открыта небольшая дверца. Наша знакомая коляска с младенцем, родители пытаются ее провезти – безрезультатно, эта калитка на полигон, даже сейчас, не предусмотрена для проезда детских колясок!.. Они возвращаются к другим воротам. А мы, переполненные впечатлениями и примиренные со службой в храме, а не под открытым небом, покидаем полигон.

Кланямся новомученикам Бутовским, просим их молитв и надеемся, что Господь сподобит еще и еще раз приехать в это удивительное место. Кланяемся и от лица тех, кто нас просил об этом. Святые новомученики, в Бутове пострадавшие, молите Бога о нас!

Над забором – только колючая проволока. А из-за соседнего забора свешиваются ветки цветущей вишни.

Воистину Воскресе Христос!!! И на самóм полигоне, в тишине нетронутых подготовленных помостов и палаток, эта радость Пасхальная ощущалась очень явственно!!!

Текст и фотографии Людмилы Зосимовой
17 мая 2015 года.

01
01
Люди под зонтами
Люди под зонтами
03
03
О. Кирилл Каледа в ожидании Патриарха
О. Кирилл Каледа в ожидании Патриарха
Машина со Святейшим подъехала к самому входу в храм
Машина со Святейшим подъехала к самому входу в храм
Святейший вышел, благословил народ
Святейший вышел, благословил народ
07
07
Батюшки спешат в храм
Батюшки спешат в храм
09
09
10
10
11
11
12
12
13
13
14
14
15
15
16
16
17
17
18
18
19
19
20
20
21
21
22
22
23
23
24
24
25
25
26
26
27
27
28
28
29
29
30
30
31
31
32
32
33
33
34
34
35
35
36
36
37
37
38
38
39
39