Храм Живоночальной Троицы в Троицком-Голенищеве

Творчество наших прихожан

Владимир Борисович Морозов. Домашние и лесные жители

Названия рассказам для удобства читателя временно дала редакция.

Неожиданный попутчик

Как-то я со своим немногочисленным семейством собрался за город набрать лесной малины.

Сели в электричку, доехали до нужной станции, на пароме переправились на другой берег канала им. Москвы.

Проходя небольшую деревеньку, увидели отдыхающую на траве собаку.

Я по старой охотничьей привычке подозвал к себе пса. Он спокойно подошёл ко мне. Я дал ему понюхать свою руку. Наша компания его, видимо, устраивала, и он, влившись в наш дружный коллектив, пошёл с нами. Работы у него в это время не было, и он решил прогуляться с новыми знакомыми.

На краю посёлка лежало небольшое стадо коров, пастуха не было. Кобель сорвался с места, подбежал к коровам и зычным лаем, угрожающими прыжками заставил их встать и двинуться на лужок. Стало ясно, что собака «дворянских» кровей пасла с пастухами стадо. Действия её понятны – «нечего прохлаждаться, идите ешьте траву и давайте хозяевам побольше молока, бездельницы».

Пёс прошёл с нами по пыльной дороге у края леса на солнцепёке километра четыре.

Зашли в лесок, нашли наш малинник. Очень уж было жарко и хотелось пить. В этом месте протекал небольшой кристально чистый ручеёк. Родник был недалеко. Мы попили воды, и усталость как рукой сняло. Удивительная всё же родниковая вода! Это не городская вода, в которой всё убито хлоркой и химикатами. Вот вам живая и мёртвая вода.

Собака не стала с нами пить. Только спустя пару минут после нас он подошёл к ручейку и полакал водицы.

После сбора малины развели небольшой костерок, сварили на нем пшённой каши с небольшой толикой сала, заварили чайку. Для четвероногого приятеля отложили каши, чтобы она остыла.

Мы начали свой скромный обед, пёс отошёл на некоторое расстояние от нас и лёг. Он даже отвернул голову в сторону и не смотрел на нашу трапезу.

Когда его порция остыла, я подозвал его и положил на траву его долю. Собака не набросилась на еду. Она подошла степенно и стала, даже не чавкая по-собачьи, аккуратно поедать предложенное блюдо, потом попила водички из ручья.

Дела мы свои закончили и собрались в обратный путь. «Дворянин» шёл с нами, только иногда забегал в лес и на кого-то там лаял. Порядок должен быть и в лесу. В своей деревне он от нас отстал. Было очень приятно познакомиться с такой интеллигентной собакой.

Домой мы попали поздно вечером. Корзинку с малиной поставили на стол, и сразу запахло в квартире малиной, лесом и солнцем.

Лиса

В конце сентября сижу я на реке и ловлю окуней и плотву. Лещ уже скатился из наших мест в Оку, жор у щуки закончился, язь брал очень неохотно. День был хмурый и холодный.

Вдруг выше меня по течению метров на пятьдесят на песчаную косу вышла лиса. Хвост пушистый, да и шубка у неё стала довольно пышной – готовилась к зиме. Патрикеевна подошла к воде и понюхала её. Отошла немного назад и снова вернулась к водному обрезу. Теперь она попробовала воду лапой – холодно, но ей надобно было перебраться на другой берег. Лиса несколько раз нюхала и пробовала лапой воду, но делать нечего, надо лезть в неё.

Рыжая очень неохотно и медленно стала погружаться в речку. Так иногда заходят в воду, поёживаясь, охая и повизгивая, женщины. Лиса только что не издавала звуков, а так точно, как девица, заходила в студёную водную преграду. Реку она преодолела быстро, тем более что место она выбрала самое узкое. Выйдя из воды, лиса тщательно и долго отряхивалась, потом скрылась за кустами. Надо полагать, пошла по каким-то очень важным лисьим делам, раз пришлось переплывать холодную речку.

Гнездо

Под окном нашего дома растёт большой куст жасмина. Он даёт много новых побегов и отростков, поэтому сильно загущен.

Есть маленькие птички. Не знаю, как они называются, размером раза в два меньше синички. Эти маленькие создания для своих гнёзд ищут очень укромные места. Обычно они устраивают их в гуще можжевельника, куда ни котам, ни прочим недругам не пробраться. Можжевельник, стоявший у изгороди, засох, и в этом году пара облюбовала место для дома в гуще жасмина.

Очень интересно было наблюдать, как они строили гнездо, обвивая длинными травинками соседние веточки, устраивая основу своего дома.

Внутрь гнезда укладывали где-то найденные пёрышки и мягкие былинки.

Самочка отложила три яичка и села их высиживать. Будущий папаня кормил свою подругу, принося ей каких-то букашек.

И вот появились на свет три голых страшненьких птенца. По поводу внешнего вида потомства мне вспоминается рисунок в журнале «Крокодил». Обезьяна держит новорождённого детёныша на руках, самец очень удивленным взглядом смотрит на наследника. Подпись под рисунком (говорит самка): «Да ты не удивляйся, они маленькие всегда похожи на людей».

Красота не всегда и не всеми воспринимается одинаково.

В первое время мать гнезда не покидала, кормил детей отец. Самочке он почему-то еды не давал. Когда глава семейства подлетал с кормом к гнезду, птенцы так широко открывали свои клювики, что создавалось впечатление, будто это не птенцы, а маленькие кулёчки.

Однажды налетела гроза с сильным ветром. Куст жасмина раскачивало во все стороны. Гнездо мотало, как тряпочку на ветру. Казалось, что ветки сейчас разойдутся, и гнездо упадёт, но оно выдержало такой напор стихии. Дом был построен прочно, а не как у неразумных, всем известных поросят. Дождь шёл сплошной стеной. Мать, расправив свои маленькие крылышки, самоотверженно укрывала своих деток.

Гроза закончилась. Насквозь промокшая птаха энергично помахала крылышками, чтобы сбросить с них воду, стала осматривать птенцов. Всё в порядке! Крыльями она подобрала под себя малышей и уселась их обогревать.

Когда птенчики подросли, оделись пёрышками, самочка тоже стала улетать за едой. Эти Божьи создания растут быстро, и корма им надо много.

Прошло время, размером они стали с родителей. Пора покидать отчий дом. Становясь на край гнезда, молодняк начинал часто-часто махать крылышками и бросался вниз. Летать по-настоящему они ещё не умели, не приземлялись в траву мягко.

Начиналась другая, самостоятельная и опасная жизнь.

Журавли

Однажды, тоже весной, мы на машине возвращались из райцентра домой в деревню. Дорога к нам очень красивая, петляет между стеной стоящими соснами, елями, берёзами и дубами.

Вдруг недалеко от края леса, метрах в двадцати от нас, увидел двух журавлей. Остановил машину и тихонько сдал назад, чтобы лучше рассмотреть птиц.

Журавль стоял, гордо подняв голову, он был строен, как кирасир у входа во дворец. В нем чувствовалась птичья сила и независимость. Журавлиха была поменьше, но тоже стройненькая и аккуратненькая. Она стояла очень близко от своего любимого, почти прижавшись к нему. Птицы не проявляли никакого беспокойства, не пытались улететь, как будто были уверены, что люди не тронут.

Недалеко от места, где они стояли, были старые торфяные разработки, превратившиеся теперь в большие болота. Журавлиная пара, наверно, собиралась устроить там своё гнездо.

Немного постояв и полюбовавшись птицами, мы осторожно поехали дальше, чтобы не тревожить супружескую пару.

Ещё интересно наблюдать, как журавли облётывают своего птенца. Летят они тихо, не курлычут, совсем низко, не выше двадцати метров. Впереди летит самец, за ним птенец, а замыкает процессию самка. Шума крыльев не слышно, и весь полёт их неспешный и спокойный.

Очень красивая птица журавль!

Скворцы

Интересно наблюдать, как скворцы выманивают из скворечника своих разъевшихся деток.

Родители стоят на земле и держат в клюве по большому червяку. Птенцы высовываются из уютного дома, начинают трещать, требуя еды.

Но ни отец, ни мать к ним не подлетают. Делать нечего, пришлось хоть и неумело, но спуститься на землю. Голод – не тётка! Однако родители еду не дают, а начинают прыгать в сторону леса, уводя таким образом птенцов туда, где они проведут большую часть жизни до отлёта с Родины в южные страны.

Кабаны и гончая

Набрав ведро черники и бидончик земляники, мы возвращались лесной дорогой с дальнего квартала домой. Вдруг послышался далёкий ритмичный собачий лай. Звук слышался всё ближе и ближе. Понятно, собака кого-то гонит.

Вдруг совсем близко от нас на поляну вылетели кабаны. Впереди бежала большая свинья, за ней другие несколько поменьше, а в середине строя – полосатые поросята. Замыкал арьергард большой клыкастый кабан с помпончиком на кончике хвоста. Стадо быстро пронеслось через поляну и скрылось в лесной чаще.

Через несколько мгновений показался и сам преследователь – матёрая русская гончая. Вид у неё был измученный, лаяла она с хрипотцой, похоже, гнала она этих жирных давно. Собака сильно хромала на правую переднюю лапу, наверно, наступила на острый сучок или её укусила гадюка. Но, несмотря на ранение и усталость, пёс упорно преследовал кабанов.

Тяжело работать гончаком!

Плотвичка и щурёнок

Иду по берегу реки, блесню щуку.

Вдруг прямо перед моими ногами выпрыгивает из воды на песок плотвичка, а рядом по мелководью пронёсся щурёнок. Хотел поймать рыбёшку, а она убежала от него на сушу.

Плотвичка стала усердно трепыхаться, таким образом добралась до воды и уплыла подальше от берега. Смертельная опасность миновала, удалось уберечься от зубастой щучьей пасти.

Коршуны и цесарки

Сижу в избе у окна, задумался. Неожиданно кто-то сильно ударил в стекло. Какая-то птичка, спасаясь от погони, так близко пролетела у дома, что чуть-чуть не разбилась об окно. Как молния, мимо пронёсся ястребок. Добыча ускользнула от него.

Не единожды наблюдал, как птицы, прячась от ястреба, со всего разгона залетали в густой куст. Преследователь делал, как говорят лётчики, «свечку», дабы не обломать свои крылья о куст.

Добычу нахрапом не возьмёшь.

Над деревней постоянно кружат коршуны, высматривая добычу. Стоит только какому-нибудь цыплёнку или утёнку зазеваться, коршун камнем падает вниз, и жертва оказывается в острых когтях охотника.

Интересно спасаются от такой участи цесарки.

Взрослая птица достаточно крупная, немного поменьше гуся. Красивое оперение. Только кричат (по их – поют) они очень неприятно. Карканье вороны против них если не соловей, то щегол точно. Большую цесарку коршун одолеть не сможет, а вот птенцов цесарочьих он пытается добыть себе на обед. Защита у птенцов надежная. Их матушка всегда зорко наблюдает за небом, и как только в опасной зоне появляется коршун, она издаёт какой-то звук, и все цыплята падают на бок, вытягивают лапки и лежат неподвижно.

Дело в том, что коршун охотится за движущейся целью, на неподвижных он не реагирует, мало ли на земле камней, кочек и прочего.  Да, притом, он не ворона, чтобы питаться падалью, ему нужна горячая кровь.

Коты и собаки

Всё-таки деревенские коты – особая статья. У них проявляются какие-то собачьи повадки.

Если белка слезла с дерева в траву, где она бегает плохо, а рядом гроза мышей, то вряд ли любительнице орешков удастся избежать когтей котофеича. Поймает, сожрёт, только хвост пушистый останется. Он сухой и для кота не съедобен.

Снег сошёл. На усадьбе чёрным одеялом смотрится прошлогодняя пахота под картошку. По ней, выписывая какие-то зигзаги, бегает соседский рыжий кот. Я вышел на веранду, смотрю, а этот бандюга гонится за молодым зайцем. Косой, как всегда, делает петли, резкие повороты. Кот никак не может его поймать. Кое-как длинноухий проскочил под изгородью в лес. Там в сухой высокой старой траве его не взять. Прыжки у него высокие и длинные. Коту такое дерби не под силу.

С собаками, конечно, у мурлык дружбы никакой нет, но и драк псы с ними не затевают. Могут погнаться за мяукой, загнать его на дерево, полаять и всё.

Молодняк иногда попадает впросак. Пытаясь напасть на котейку, они слишком близко подходят к нему. Тогда визави становится на задние лапы, выпускает когти, громко шипя, со всей силы бьёт передними лапами собаку по морде. Конечно, очень больно!

Пёс удивленно смотрит: как это никчемное пушистое создание — и вдруг так сопротивляется? Повторные нападения случаются редко. Урок получен.

Городские всякие там медалисты после таких стычек скулят и бегут жаловаться хозяевам.

А ты не замай! Знай наших!

Однако надо заметить, что если щенок и котёнок росли вместе, то и повзрослев, они живут дружно, даже спят, прижавшись друг к другу, едят из одной миски.

С соседями всё так, как я описал.

 

(Компьютерный набор текстов с рукописи осуществлен Людмилой Андреевной Зуйковой.
Корректор Иоанна Селиванова).