Храм Живоночальной Троицы в Троицком-Голенищеве

Путешествие Постной Триоди. 2. Надежда на обновление: суббота сырная.


Подходит к концу Масленица — Сырная седмица. Предстоит Прощеное Воскресенье. Эти дни вводят нас в Пост, которым нам идти 40 дней, и надо понять, что же сказано нам в эти дни и что дано.

А начну я с письма, на которое отвечала давно и снова отвечаю...

У кого-то масленица ассоциируется с блинами, с какой-то тихой радостью, а для меня, почему-то это всегда момент напряженного выжидания, наверно, как у фигуриста пред прыжком: прыгну — не прыгну? Смогу — не смогу? В гастрономическом смысле, скорее всего, что прыгну — я вообще живучая, а вот в плане духовном — очень страшно, что пост сведётся к банальной диете. Или к чему-нибудь вообще непотребному, — ну, например, сидишь вечером, читаешь Псалтырь и, вместо, осмысления того, что читаешь, мысленно отсчитываешь, сколько глав из намеченных до конца осталось… А ведь надеешься всегда на обновление, на то, что, как змейка, сбросишь старую шкурку и покроешься новой… Как хочется! Но пока не получалось… Не получается слиться с собой в единое: вот — как я выгляжу в глазах окружающих; вот — что я реально делаю; а вот —мои представления о себе в идеале. Вот так надеешься-надеешься, а потом сама себя и подведёшь. Так уже было… Воодушевления хватило на неделю — я снова сплетничаю, я снова пялюсь в пустой телевизор, я лучше буду сплетничать, чем пойду что-нибудь для кого-нибудь делать, или еще занятие — размышлять, стоит ли для этого человека что-нибудь делать: старая карга всю жизнь всех с грязью мешала, а вот теперь сидит немощная, никому не нужная — её бы пожалеть, а вот пыжусь-пыжусь, а не получается…

Но, если и не стремиться ни к чему, ничего и не будет — чтоб хоть куда-то прийти, нужно хотя бы выйти из дома, а уж если попутчики хорошие попадутся — это вообще счастье!

…Мне кажется, что те два «я», о которых когда-то написала мне дальняя знакомая — это «внешний человек». Понятие это взято из апостола Павла:

Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется (2 Кор.4:16).

Меня эта строка волнует и питает много лет…

Внешний человек — это, собственно, тот человек, которого описывает наука: психология (в том числе и «православная психология»), социология… физиология — тот, кого обычно знают в нас другие и обычно знаем в себе мы. Внешний человек худо-бедно знаком каждому. И внешних людей у одного человека может быть и несколько… А если научиться играть… ооо!

Внутренний человек — это подлинное «я», подлинная личность человека. Это тот, кто стоит пред Богом. «Душа христианка» Тертуллиана — это как раз внутренний человек — тот, что даже и не зная о Боге, ищет и всё же знает Его. Он есть у каждого, совесть (со-весть, та весть, что с Богом, от Него) — принадлежит внутреннему человеку. Внутреннему же человеку и только ему могут принадлежать главные дары образа Божия — любовь и свобода. Но со своим внутренним человеком, увы, мало кто знаком…

Внутренний, подлинный и главный человек не описывается и не объясняется психологией и социологией, ему посвящены другие науки: именно он находится в центре христианской антропологии и к нему должна возводить аскетика.

А цель-то поста — даже не столько к Пасхе подвести, сколько выявить и оживить этого внутреннего человека. Он-то и сможет хоть «краешком», да восприять Страсти Христовы и Воскресение…

Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется. Вот и формула для поста, его эссенция; а еда — телевизор — диван — интернет — поклоны — мечтания — борения — это уже определяется данным, основным.

И ведь нельзя познакомиться с собой-настоящим одним «жестом доброй воли» — «Здравствуй, дорогой мой Внутренний Человек, как давно я хотел с тобой познакомиться!»

Пост несет много того, что позволяет «познать себя» (что так ценили древние) — вот этого внутреннего.

Так я и понимаю тему наших будущих бесед: рассказывать прежде всего о том, что несет Церковь постом именно для этого открытия, откровения, нахождения внутреннего человека.

В субботу (и в пятницу вечером) сырной седмицы происходит служба, посвященная всем преподобным отцам, в подвиге просиявшим.

В стихире о них поется: «сия́ древеса́, я́же насади́ Бог наш; сия плоды нетленныя жизни процветшая принесо́ша Христу, питающе наши души».

Так нас подводят к следующему дню — воспоминанию рая, воспоминанию Адамова изгнания (всё — на всенощной в субботу!). Преподобные — древа райского сада, насажденные на земле Богом уже после грехопадения; они принесли плоды вечной жизни Христу, и этими плодами мы можем питать наши души.

А вот еще о том же:

Я́коже в раи́ добродетелей цветущем, богоносных постников обходя́ще, вони́ [запаха] исполняемся сладкоуха́ния: страда́ньми бо наостри́вшеся искуше́ний, тело воздержанием раболепно покори́ша духу, ангельское на земли житие́ пожи́вше, те́мже славы сподо́бишася.

То есть — мы обходим это дивный сад, где растут благоуханные «древеса, яже насади Бог наш» — преподобные отцы и матери… «Раболепно» в выражении «тело воздержанием раболепно покори́ша духу» — означает, что тело стало у них рабом духа, как и пристало ему (в ином случае дух легко становится рабом тела); в этом весь смысл науки аскетики: чтобы дух безраздельно мог управлять телом.

Мы в этом саду просто любуемся… Мы — радуемся. Но плоды его (см. первую стихиру) — они и для нас. Они питают наши души.

Отсюда мой личный совет многим и многим — о чтении постом. Есть удивительный род книг, который открыт не всеми — патерики, рассказы о монахах древности. Сюда относится и «Луг духовный» Иоанна Мосха, «Жизнь пустынных отец» Руфина Пресвитера, «Лавсаик», Древний Патерик и Алфавитные патерики, «Отечник» святителя Игнатия Брянчанинова…

Эти книги сейчас широко издаются и продаются. Они бесконечно увлекательны для любого человека, начиная от дошкольника, и неисчерпаемы по духовной глубине. Это — возможность постоянно питаться этими самими плодами рая сладости… Попробуйте в Пост прильнуть к этому чистому роднику!

Бог в помощь!

Елена Тростникова