Храм Живоночальной Троицы в Троицком-Голенищеве

Путешествие Постной Триоди. 4. Когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое

В Прощеное воскресенье Евангелие рассказало всё о грядущем посте: зачем нам перед ним испрашивать прощения друг у друга, зачем поститься (чтобы собирать сокровища на небесах) и как поститься:

Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.

Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

Мф. 6, 14-21:

Я думаю, что это «помажь голову, умой лице» — про то, с каким чувством надо встать в понедельник (а потом и вторник, и среду, и четверг…) и как идти на работу, на учебу и «в мiръ». Утром надо встать с мыслью: вот пришла весна. Вот пришел свет! Весна наступила! С этим и идите на работу (учебу, да просто на улицу — в невоцерковленное внешнее пространство). Путь в душе у вас будет чувство человека, который знает, что его ждет огромный подарок, непредсказуемый, но прекрасный, многоценный: он уже обещан, он точно будет, но он — тайна. Вот ваше умытое лице!

Может быть, иные удивятся, что я вместо предстоящих трудов, подвигов, сораспятия говорю о подарке, да еще гарантированном — не туда, мол, занесло! Нет, дорогие, вы поймите лучше, о чем я! Во-первых, вряд ли любой человек, хоть немножко собирающийся поститься, настолько увлечется идеей «подарка», чтобы потерять всякое чувство реальности и отбросить все старания.

А во-вторых, более чем полуторатысячелетней практикой в лабораториях Духа, от фиваидских пустынь до лагерных подвижничеств, подтверждено: приступающего к посту как к личному подвигу Господь милосердно смиряет, а если смирить не удается — то человек больно и страшно падает. «Сораспятие» — это цель четыредесятницы, это как раз дар; нам принадлежит доброе произволение, но мы все с вами — не люди подвига, нам до этого подниматься и подниматься, и спасения «своей мозолистой рукой» нам не добиться, какие бы труды и лишения мы не пытались подъять. Важно усвоить, что постом не мы одалживаем Бога, а Бог одаряет нас — дает нам возможность приблизиться к Нему, почувствовать дыхание духовной весны и вкусить тех драгоценных плодов, о которых говорилось в субботу сырную. Мы не отдаем, а получаем… хотя бы поперву. Но получаем щедро! Пусть же это будет — с благодарностью, радостью и изумлением, каковое свойственно ангельским силам.

Вот в этом радостном удивлении да пойдем мы с вами в мир. Его и храним в себе. Как «умытое лице». А вечером понедельника омоемся слезами покаяния на Великом каноне.

Возсия́ благодать Твоя, Господи, возсия́ просвещение душа́м нашим, се время благоприя́тное, се время покаяния, отложи́м дела тьмы, и облече́мся во оружия света: яко да преплы́вше поста великую пучи́ну, в тридневное воскресение достигнем, Господа и Спа́са нашего Иисуса Христа, спаса́ющаго души наша .