Путь к церкви или признание…. в любви

  • Печать

У каждого свой путь к Богу, свой путь к церкви. У каждого верующего человека своя история воцерковления и церковной жизни.

Меня крестили в детском, но уже сознательном возрасте. Я помню, как стояла в купели, помню большие светильники, свечи, иконы, запах ладана.

Но моя семья не была церковной, и я росла нецерковным ребёнком (пару раз, правда, мама брала меня с собой в церковь). Хотя, как и многие люди, родители наверняка молились Богу, Пресвятой Богородице и святым в трудных жизненных обстоятельствах. Тогда ещё открыто проявлять религиозность многие боялись, да и крестили меня в том храме, где, как говорили мамины знакомые, никто не передаст сведений на работу ( храм Ризоположения на Шаболовке).

Моя бабушка, человек совсем нецерковный ( за исключением редких поездок в храм и наличия маленького «красного угла» с иконой святителя Николая и Пресвятой Богородицы, где она молилась по вечерам), научила меня одной молитве на сон грядущий. А когда я как-то спросила у неё: « А Бог может ли знать, о чём мы думаем, слышать нашу молитву внутри?», — ответила «да». И это был маленький «вклад» в мою ещё маленькую, зарождающуюся, веру. Я поняла, что Бог рядом, всё знает, всё слышит...

Когда я училась в школе (уже в старших классах), бывали случаи, когда я, находясь на уроке, к которому была не готова или плохо готова, молила Бога, чтобы меня не вызвали — и Бог меня слышал: называли не мою фамилию! Происходило чудо, даже если напротив моей единственной фамилии в списке учеников не стояло ни одной текущей оценки по этому предмету, и спрашивали кого-то ещё. Но в следующий раз – спрашивали меня (ведь в предыдущий раз я обещала Богу, что к следующему уроку подготовлюсь – значит, Бог хотел от меня исполнения обещаний, проверял меня).

Когда наступил романтичный юношеский возраст, я молилась Богу в своих любовных душевных терзаниях, молилась и перед всеми экзаменами у иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в храме Всех Святых на Соколе. И всегда чувствовала помощь Бога и Пресвятой Богородицы.

Однажды ко мне в руки попала книга отца Димитрия Дудко «Христос в нашей жизни» (её принесла почитать моей маме сотрудница с работы). И я, с упоением, быстро её прочитала. Для меня было очень ярким и действенным сравнение каждого воскресенья с лесенкой, ведущей в Царство Божие. Пропустил одно богослужение в воскресный день — придётся перепрыгивать через ступеньку, пропустил две — попробуй перепрыгни, а если больше — как идти в Царствие Небесное?!. Благодаря этому я и смогла преодолеть лень и встроить в свою жизнь хождение в храм каждый воскресный день. Также меня потрясло сравнение человека с добычей для червей. Это было очень тяжёлое, но впечатляющее сравнение для того, чтобы задуматься о бренности земной жизни.

Позже ко мне в руки попала книга «Откровенные рассказы странника духовному отцу» и книга схиигумена Саввы «Плоды истинного покаяния», которая тоже произвела на меня большое впечатление.

И процесс познания Бога, Церкви и постепенного воцерковления пошёл быстрыми темпами. Я читала большое количество и православных книг, и не совсем православных. Например, когда мне стало интересно, почему Единая Церковь раскололась, я нашла книги о католицизме, чтобы понять, в чём суть расхождений, чуть позже стала искать информацию о разных сектах. Меня всегда как-то особенно любили и «цепляли» всякие сектанты, и для того, чтобы заранее знать, с кем имеешь дело и как построить с ними разговор, я нашла много информации о сектах. А главное — я начала внимательно читать Евангелие (спасибо Свидетелям Иеговы, которые так быстро ориентируются в текстах Священного Писания, – они «сподвигли» меня на это), чтобы лучше в нём ориентироваться и знать, что и откуда можно будет прочитать иеговистам в следующую встречу-дискуссию…

Первая Исповедь и первое Причастие у меня были всё в том же храме Всех Святых на Соколе. Туда, до этих важных Таинств, которые были совершены в один день, я уже ходила каждое воскресенье (правда, не на всю службу, а сначала к «Отче наш» (к той молитве, которую выучила тогда, потом к «Верую» с записной книжечкой, в которой была напечатана эта молитва).

Но я испытывала большую потребность в том, чтобы задать много интересующих и волнующих меня вопросов священнику, чтобы поподробнее исповедоваться. Я была в поиске батюшки и храма…

В тот период мои родители уехали жить в новую квартиру на ул. Пырьева (то, что они стали жить именно в этом районе – тоже промысел Божий со своей историей). Моя мама сказала мне, что была в храме в их районе, и услышала очень хорошую проповедь батюшки (как потом оказалось, это и был наш настоятель отец Сергий). Я очень заинтересовалась этим, и стала приезжать на воскресные службы в храм Троицы Живоначальной в Троицком-Голенищеве.

На исповеди я сказала батюшке Сергию, что у меня есть много вопросов, на которые я хотела бы получить ответ, и о многом хотелось бы поговорить, на что мне батюшка сказал, чтобы я записалась к нему на подробную исповедь (уверена, что наши давние прихожане помнят тот период, когда отец Сергий постом в определённый день по записи исповедовал подробно). Я с нетерпением ждала этого дня. И я помню, как батюшка встречал мой вопрошающий, ищущий взгляд после службы, говоря: «Помню-помню… Подожди немножко, приходи на исповедь – поговорим…».

Я очень благодарна отцу Сергию за то, что он очень бережно, внимательно и мудро помог в становлении моей веры, в моём воцерковлении.

Ту обстановку, царящую на подробной исповеди, не передать словами! Почему-то вспоминаются некоторые истории из «Лета Господня» Шмелёва. Что-то ощущалось таинственное… Исповедь начиналась после обеда, даже ближе к вечеру (а зимой темнеет рано) и продолжалась до 23 часов, а то и позже. Полутьма, горят свечи, все ходят и разговаривают тихо, смиренно ждут своей очереди (по времени у батюшки никак не получалось исповедовать– много было тех, кто не смог записаться, а очень нужно, были и те, кому требовалось больше времени). То чувство после моего долгожданного разговора-исповеди не передать словами! Я получила исчерпывающие ответы на все свои многочисленные, записанные на бумажку, вопросы, смогла подробно исповедоваться и получить огромный заряд радости жизни и веры одновременно! От батюшки после такой исповеди все уходили какими-то особенными: преображёнными и жизнерадостными.

С тех пор, несмотря на то, что я сама никогда не жила близко к храму, я стала постоянной прихожанкой храма, любимого храма. Именно с голенищевским храмом связано много радостных событий в моей жизни. Я до сих пор живу воспоминаниями тех лет: участие в службах Великим постом: Покаянный канон Андрея Критского, Великое стояние Марии Египетской, Чтение 12 Евангелий, Великий Четверг, Погребение Спасителя; Пасхальное богослужение, День Святой Троицы с крестным ходом на Киприановский источник… Всего и не написать.

Также с теплотой я вспоминаю работу в течение десяти лет в воскресной школе, когда у воскресной школы ещё не было своего здания и всё было непросто. Но был какой-то задор и энтузиазм и… мечта о том, чтобы у воскресной школы было своё помещение. Эта мечта осуществилась, но когда я уже не могла работать в школе: далеко мы живём от храма, а когда появляются свои дети, трудно всё успевать.

Я полюбила всех священнослужителей и прихожан храма, я чувствовала себя в кругу близких людей.

Но жизнь такова, что на много лет я «выпала» из приходской жизни. Дети, отдалённость территориальная, другие причины – пришлось приучать себя к другим храмам, хотя душой я всегда была в Голенищево, рвалась туда. Конечно, была в курсе большинства приходских новостей: мои кумовья и друзья мне всё рассказывали, переписывалась и созванивалась иногда и с отцом Сергием. Кума мне говорила: «Ты же всё равно наша, голенищевская». Эти слова меня согревали…

Признаюсь честно, что ни к одному из храмов в близлежащих районах я так и не смогла «прикипеть душой» — найти замену голенищевскому приходу, как оказалось, очень трудно. Я это знала и раньше, но смогла пережить и осознать, прочувствовать это только на собственном опыте.

Часто замечаю, как не хватает мне в других храмах элементарной педагогической организованности, которая всегда была у нас, благодаря отцу Сергию. В большинстве храмов в очереди на Причастие стоят вперемешку дети всех возрастов вместе со взрослыми, и вспоминаю, как было строго заведено в голенищевском храме: сначала младенцы на руках, потом дети постарше, а потом взрослые. Прям так и хочется иногда сказать: «Ну, так же неправильно: большие дети идут вперёд, и их причащают, а взрослые с младенцами на руках стоят и ждут своей очереди». Действительно, маленькие дети могут расплакаться, да и держать подолгу на руках ребёнка, да ещё и в комбинезоне и других слоях одежды — очень нелегко. Но « в чужой монастырь со своим уставом», как мы знаем, не лезут.

Также очень скучаю по традиции батюшки читать проповедь после литургии оглашенных, а не перед причастием, ведь это так мудро и так удобно, но пока больше храмов с таким же обычаем я не встречала…

Да и просто мне не хватает конкретных людей: клириков и мирян нашего храма…

В какой-то момент я поняла, что очень хочу «съездить на родину» в голенищевский храм …

И вот — я в родном храме!

Впечатления от нахождения в храме были очень противоречивыми: я понимала, что многих в храме уже не знаю, и что-то в обустройстве храма изменилось, а, с другой стороны, чувствовала, что это мой родной храм, родные стены (и даже странно и не верится, что я много лет в нём не была), я вижу знакомые лица, дорогих сердцу людей… Если оперировать психологическими терминами, я ощутила глубокое ресурсное состояние, благодаря которому можно дальше идти вперёд, почувствовав силы. Для каждого человека есть разные ситуации, места, где ему было особенно хорошо, и если человек периодически бывает в этих местах, он успокаивается и более уверенно идёт вперёд. Для меня одно из самых сильных ресурсных и любимых мест — это моё Голенищево, моя духовная родина, если так можно сказать, и здесь мне всё чувствуется родным. И даже вдали от храма, от прихода и родных людей, которых я люблю, я чувствую нашу связь.

Поэтому хочу признаться в любви моему дорогому сердцу Троице-Голенищевскому храму, приходу, священнослужителям и всему, что окружает это чудное и тёплое место! (Теперь чувствую, что после многолетней разлуки и радостной встречи (как после потери и обретения), моя потребность бывать хоть иногда в родном храме на службе, будёт «заявлять» о себе чаще и громче)…

Р.Б. Елена