О православии

Как сохранить пасхальную радость? Отвечает протоиерей Сергий Правдолюбов

  • Печать


Секрет пасхальной радости

На Пасху мы много говорим о радости. Но что делать, если Пасха пришла, а радости не случилось? Если кажется, что ты не заслужил этой радости и не имеешь на нее права. Или если радость пасхальной ночи испарилась буквально за несколько дней? Говорим об этом с протоиереем Сергием Правдолюбовым, настоятелем храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве (Москва)

Елена ТРОСТНИКОВА

Что такое радость Воскресения?

– Что такое пасхальная радость, о которой так много говорят? Как ее можно уловить, определить? Чем она отличается от «просто» радости – даже духовной?

– Пасхальная радость – это не эмоция, не земного характера состояние. Это восприятие всем существом – сердцем, умом и душой – события Воскресения Христова. Это личное отношение, полнота сознания этого важнейшего дела нашего спасения. Участие в этом событии – не просто участие, а, как у апостола Павла сказано, совоскресениесо Христом. Это торжество веры, полная глубина веры.

Это осознание и – можно так странно сказать – оправдание всех трудностей, скорбей, смертей на земле: Бог смерти не сотворил, Бог сотворил человека для вечности, и событие Воскресения Господа Иисуса Христа – это невероятнейший итог всего земного бытия всех людей. Это надо продумать, прочувствовать.

Должна быть благодарность Богу за всё, как у Иоанна Златоуста, который идет в ссылку, на страдания, он едва живой, он умирает, но говорит: «Слава Богу за всё!»

Или как у Достоевского: «Не как мальчик я верую во Христа и Его исповедую, а через большое горнило сомнений моя осанна прошла». Все это складывается в восприятие Воскресения Христа.

Поскольку эта радость Пасхи всем знакома по-разному, а кто-то считает, что она ему вовсе незнакома, скажите, всегда ли она бывает, от чего это зависит?

– Пасхальная радость принадлежит к вечности, не к нашему времени. А когда мы соприкасаемся другому пространству, другому времени, другим реальностям, не так-то легко бывает устоять на ногах, воспринять их в полноте. Ты жил как-то – и вдруг перед тобой событие и состояние Воскресения Христа… Очень трудно!

Эта радость не может быть механической: вот послушали пасхальные песнопения, какие-то громкие слова византийских авторов… Это радость от того, что человек должен соприкасаться к ней тогда, когда совершается Пасха.

И это не награда, это общее царство, которое ниспосылается людям, – и люди, которые стремятся к Богу, ощущают его.

Там, где Божественное, нет никаких твердых и четких земных закономерностей. У Симеона Нового Богослова в «Божественных гимнах» описано, что, когда приходит Дух Святой к человеку, он радуется, трепещет, находится в самом возвышенном состоянии, какое только может быть. А потом Дух Святой раз – и уходит. Симеон Новый Богослов говорит: «Почему Ты ушел? Дух Святый, Господь, почему Ты ушел? Я еще хочу быть в этой радости!»

Почему не постоянно пребывает с человеком благодать Святого Духа? Потому что Дух Святой никогда не повергает в рабство человека. Пасхальная радость – это свобода со стороны человека и свобода со стороны Духа Святого. Вот нельзя никак «приватизировать» явление Духа Святого, усвоить Его и говорить: «Всё, это мой будет Дух Святой, я его больше никуда не отпущу!» Не выйдет!

Сложные взаимоотношения между Богом и человеком зависят от множества причин: или охлаждение молитвы, или плохое, тяжелое состояние здоровья вдруг, или что-то еще – это всё влияет на пасхальную радость, и поэтому не всегда бывает каждый год одинаково хорошо и радостно – это не поддается земным законам и земному восприятию.

Пасха пришла, а радость нет

То есть если Пасха пришла, а радости не случилось – это не от нас зависит?

– Здесь нет прямых связей и последствий. Вспомним строку Пасхального канона: «Очистим чувствия – и узрим неприступным светом Воскресения Христа блистающася». Очистим чувствия – это трудная задача! Далеко не всегда это происходит. Бывает прямая зависимость: сколько очистил чувствия, столько и получил радости, а бывает, что нет такой зависимости.

Одна из зависимостей, которую я с детства знаю, – это строгость Великого поста. Если строго выполняешь требования Великого поста, то и Пасха увеличивается и пасхальная радость бывает сильнее, объемнее, ярче.

Удивительное есть воспоминание у владыки Афанасия Сахарова. Когда он находился в заключении, то однажды Великим постом впал в такую немощь и скорбь, что буквально изнемогал. Тогда он открыл баночку рыбных консервов в неурочное время – не на Благовещенье, не на Вход Господень в Иерусалим – и поел эту рыбу, в заключении. И пишет он дальше: «А Пасхи у меня не получилось, не было пасхальной радости и не было переживания Пасхи». Но тут я хочу сказать: кому много дано, с того много взыщется. Разве это нарушение поста? Это просто возможность выжить во время лагерного заключения, и никакое правило церковное не запрещает съесть баночку консервов человеку в заключении. А вот ему хотелось полноту радости, которой у него тогда не случилось.

Помимо поста и молитвы к пасхальной радости есть еще один путь. Это сочувствие.

Вспоминается благоразумный разбойник. Это, конечно, был такой разбойник, что ой-ой-ой! Но он пожалел Господа Иисуса Христа: «Он ни в чем не виноват! Что ты! – сказал он другому разбойнику. – Мы за дела наши получаем это страшное наказание, а Он – невинный Человек!» И вот этот путь сочувствия Господу Иисусу Христу приводит его к тому, что Господь сказал: «Ныне же будешь со Мною в раю!» Рядом с Богом в раю – никто из людей не мог такого ответа получить, быть в раю с Богом в полноте пасхальной радости, как этот благоразумный разбойник.

Это евангельское событие можно принять близко к сердцу, посочувствовать, пострадать мысленно с Господом Иисусом Христом. Ведь какие Он претерпел страшные страдания, как Он кровь проливал, как это было страшно! И все, написанное в Евангелии, надо душой объять, чтобы это было твое важнейшее со-чувствие, со-переживание, со-страдание. Вот тогда может прийти пасхальная радость. И как Иоанн Златоуст говорит: «Постившиеся и непостившиеся днесь ликуйте!» С Богом и с верными Христу всеми людьми надо осознать это важнейшее событие. Тогда и будет пасхальная радость.

Но даже если мы встретили Пасху радостно, то проходит Светлая седмица, полная ликования, а потом это всё тает, тает, тает и заканчивается довольно быстро. Порой даже эти 40 дней не удается продержаться в чувстве Пасхи. Так не должно быть?

– Конечно, человек не может, находясь на земле, радоваться так, как радуются те, которые уже прошли земной порог. У нас свои заботы земные, неполнота ощущений в сердце и мысли, скорби от земного, загораживание земным Неба. Это естественно, и даже в Церкви делается небольшой перерыв: в Неделю о Фоме перестает петься Пасхальный канон и пасхальные стихиры – а потом, в Неделю Жен-мироносиц, возвращается снова Пасхальный канон и эти замечательные, прекрасные стихиры Пасхи. Это тоже учитывается, и от нас не требуется, чтобы мы были в постоянном таком напряжении: мы устаем, и мы еще на земле. Это вполне может быть, и ничего здесь страшного нет.

А в течение года? Мы же знаем, что каждое воскресение – малая Пасха. Как научиться его так переживать?

– Тут в двух словах не ответишь, но один из ключей – конкретное и ответственное восприятие текста в храме, в воскресной службе.

Когда мы в субботу вечером читаем в храме Евангелие, то после него поется удивительное древнее песнопение: «Воскресение Христово видевше…». Мне совершенно непонятно, я борюсь в своем храме с этим уже много лет: почему люди вполголоса поют? Почему не поют со всей энергией и силой своей души? В чем загадка? Мне приходится оборачиваться, поднимать руку и говорить: «Пойте все, громко, пойте!» И только лишь под давлением священника, его руки, которая вдруг начинает махать, они как-то пробуждаются. Они в полудремоте стоят, Евангелие прослушали, а вот эта песнь, «Воскресение Христово видевше…» – она не идет от вашего сердца, она не от вашей души: положено так, значит положено так… а зачем положено?

Вы многого в жизни не испытаете, если будете вот так сонно и не всерьез относиться к службе, пропускать целые пласты песнопений и чтений. Тут требуется бодрость, энергичность, активность, деятельность души – и чтобы душа была по-настоящему словесной, а не бессловесной.

Удивительно, что простые крестьяне (я имею в виду XX век, 70-е годы) пели с таким упоением пасхальные песнопения «Христос воскресе из мертвых»! Их никто не заставлял, они пели от всей души – громко, с колоссальной силой, с любовью, с верой! А почему в Москве не поют? Не могу объяснить! Может быть, какой-то привычный страх, привычное желание ни в коем случае не выделяться? Надо открыто петь! Это можно, это разрешено!

Тогда воскресенье будет восприниматься именно как Воскресение, а не просто выходной день. Воскресение Христово – это зарубка на календаре, которая оживляет наше состояние, возвращает к Богу, радует и дает полноту жизни, именно в ощущении Воскресения Христова, а не просто так. Весь год эта пасхальная радость так естественно сопровождает чередование дней.

Есть ли у нас право на радость?

А как вообще можно радоваться, когда в мире происходят трагические события? Почему не отменяется пасхальная радость, как она совместима с переживанием общего горя?

– Ответ простой. Господь пришел на землю не для устроения идеального царства здесь. У Дмитрия Мережковского есть стихотворение, которое меня смутило, когда я был студентом семинарии и случайно его прочитал:

«Христос воскрес», – поют во храме;
Но грустно мне… душа молчит:
Мир полон кровью и слезами,
И этот гимн пред алтарями
Так оскорбительно звучит.
Когда б Он был меж нас и видел,
Чего достиг наш славный век,
Как брата брат возненавидел,
Как опозорен человек,
И если б здесь, в блестящем храме
«Христос воскрес» Он услыхал,
Какими б горькими слезами
Перед толпой Он зарыдал!..

Что за дикость такая! Это неверие в Господа Иисуса Христа как Сына Божия! Он не только лишь знал, а знает все, что люди будут творить на земле! Какая тревога звучит в Его голосе о том, как будет конец света, когда Он говорит об этом ученикам перед страданиями! Он не только лишь знает, а Он все это пережил, Он в Гефсиманском саду молился об этом так, что кровавый пот падал на землю!

Все страдания и ужасы нынешних дней, как и XX века, – они все Им объяты, и Господь все это знает. Да, когда-то наша земля и все дела на ней сгорят, но будет новое небо и новая земля, на которых обитает правда.

Христос страдал, чтобы вытащить людей из этого ужаса! Он за всех пострадал: и за тех, которые сейчас страдают, и за тех, которые еще будут впереди страдать и переживать страшные ужасы.

Поэтому здесь нет ничего такого, что лишало бы нас пасхальной радости. У Господа совсем другой «горизонт восприятия существования», у верующих в Господа – тоже. И поэтому таким вопросом неуместно даже задаваться.

Храни Господь! С Богом!

https://www.miloserdie.ru